«Сказки ничему не учат!»

  1:35   19-07-2007

И всё-таки они необходимы нашим детям

Признаться, фразой о ненужности сказок психолог и психотерапевт Олег Шапошников меня сильно заинтриговал. Как и утверждением, что все сказки делятся на три категории: для мальчиков, для девочек и общие. А когда выяснилось, что все сказки пронизаны фаллическими символами, у меня и вовсе закралось подозрение, что доктор говорит о совершенно особых, неизвестных мне сказках.

Ольга Суконникова

— Стоит ли разделять сказки по «половому признаку»?

— Эти признаки в сказках заложены изначально — мы можем просто знать или не знать об этом. Сказки, как и люди, имеют разный пол. Он определяется по главному герою. «Кот в сапогах», конечно же, мальчиковая сказка, «Алиса в Стране чудес» — девочкина, а сказки общие, или унисекс, те, в которых много разнополых героев. Например, «Волк и семеро козлят». Сказки «среднего пола» чаще всего адресуются совсем маленьким детям.

— Значит ли это, что сказки учат мальчиков и девочек разным вещам?

— Многие родители ошибочно полагают, что сказки детей чему-то учат. Это не так — они способны лишь слегка влиять на психическую жизнь ребенка. Сколько времени мы читаем сыну или дочке на ночь? 5-10 минут? А ведь все остальное время ребенок живет в атмосфере, созданной родителями и знакомыми! Поэтому сказка — это первая детская психотерапия, то, за что взрослые дяди и тети платят большие деньги, а ребенок получает бесплатно. Сказка — это некий предложенный сценарий, по которому маленький человек может выстроить свой собственный спектакль. Но основное ее предназначение на раннем этапе развития — это выбор сексуального объекта. У мальчиков и девочек он, конечно, разный, поэтому и сказки разные.

— Какие сексуальные объекты могут быть у 3- или 6-летки?

— Как известно, сексуальность человека формируется до 5 лет: складываются привязанности, строятся отношения с мамой и папой. А сказки могут лишь корректировать проблему выбора через заложенные в них символы, в том числе и сексуальные. Ребенок, если, конечно, родители его не затюкали, это хорошая саморегулирующаяся система — он воспринимает только то, что ему нужно, и совсем не так, как думаете вы. Читая, наблюдайте за его реакцией: если он в 222-й раз просит сказку про Чиполлино, значит он нашел в ней что-то полезное — крепитесь и читайте. Если вы продвинутый родитель — узнайте у специалиста, что может означать такая приверженность к одной и той же сказке. Только, ради бога, сами не ставьте диагнозы — вы в этом ничего не понимаете.

— А кому читать, например, сказку «Сестрица Аленушка и братец Иванушка»? Ведь в ней два разнополых героя...

— О, это проблема сексуального выбора чистой воды! Сказка для мальчика! Есть условие, при котором он станет козлом: если попьет из копытца. Его сестра, она же символическая мать, неоднократно предупреждает: «Иванушка, не становись козлом!» Но Иванушка решает иначе, и все мы знаем печальный итог. Мораль такова: надо слушаться маму, чтобы не стать козлом.

— Есть ли сказки, которые детям знать не надо?

— Из старых я таких не знаю, а с современными знаком плохо. Но и они не нанесут вреда, потому что глубинная часть психики ребенка воспринимает не фабулу, а символы. Вот, например, ленивый Емеля, который достигает успеха не за счет собственных усилий, а только с помощью волшебной печки. Неужели вы думаете, что после такой сказки ваш ребенок уляжется на кровать и не встанет? Нет, он полюбит эту сказку, если сильно привязан к матери, потому что печь на уровне подсознания — это мать и матка. А если ничего «умного» он в сказке не найдет, то просто выслушает ее как анекдот и забудет.

— Надо ли читать детям страшные сказки, например братьев Гримм, а также грустные и печальные, с плохим концом, например «Колобок» или «Стойкий оловянный солдатик»?

— Обязательно нужно! Ведь психика ребенка даже из очень благополучной семьи переполнена негативными переживаниями — что бы родители там себе ни думали. А печальные события в сказках помогают ребенку смириться с несовершенством мира, преодолеть собственные страхи и комплексы. Он узнает, что не один бедный-несчастный на этом свете, — есть и другие. Включение в предложенную автором жестокую игру позволяет избавиться от части собственной агрессии. Ведь что такое отрубленные головы Кощея Бессмертного? Это победа мальчика над отцом в борьбе за маму! А смерть злой волшебницы? Это повергнутая мама девочки! При этом совсем не обязательно, что у детей или родителей есть видимые проблемы, — так срабатывает подсознание.

— Мой 5-летний приятель стесняется того, что ему нравится сказка Андерсена «Русалочка». Он считает, что она девичья. Что делать его маме?

— Смотри-ка... Она и вправду женская! Задача мамы снять стеснение, не довести ребенка до комплекса неполноценности, показать, что ничего крамольного в таком отношении к этой сказке нет. Русалочка, конечно, это сексуальный объект, и мама должна показать сыну другие аспекты сказки. Пусть скажет: «Сынок, это сказка о любви. Русалочка любила принца и готова была на все ради него. Я тоже тебя очень люблю и сделаю для тебя все, что угодно». Ну и дальше в таком же роде. Сын поймет, что мама настоящий друг, что с ней можно делиться самым сокровенным.

— Не устарели ли сегодня некоторые сказки, например Пушкина «О золотом петушке»? Как объяснить ребенку строчку «...звездочета и скопца»? Его интересовало последнее слово.

— Так и объясняйте: дядя, у которого не может быть детей. Что тут сложного? Символизм в этой сказке не может устареть в принципе, ведь в ее основе народное творчество, переложенное на язык поэзии. Пусть ребенок наслаждается слогом Пушкина и слушает ваши объяснения на понятном ему уровне.

— Сейчас очень распространены книжки со сказками, написанные по мультфильмам. Каким сказкам отдавать предпочтение: классическим или новым?

— Неважно. Знаю многих, кто говорит, что, мол, хороши только старые советские мультики. А мне вот, например, нравятся диснеевские — я знаю, что их создатели используют психоанализ. Какая разница, какая именно Золушка учит ребенка доброму и вечному, в джинсах или средневековом платье?

— Насколько эффективно родителям самим сочинять сказки типа «Жил-был мальчик Вася...»?

— Вот этого я делать не советую! Все равно не получится абстрагироваться и волей-неволей вы через такие сказки будете давать оценки своему ребенку и «отыгрывать» на нем свои проблемы. Он ведь привык сказкам доверять, а вы им манипулируете! Откуда вы знаете, какие символы запрятать в сказки? Вы ведь не беретесь отрезать больному ногу, если вы не хирург, или строить дом, если не строитель? Вот и сказки не нужно сочинять самим — для этого есть писатели.

— Как объяснить ребенку параллельную реальность сказки? «Мама, я тоже хочу волшебную палочку!» — «Она бывает только в сказке, а в жизни их не бывает» — «Значит, сказка — это обман?» Или: «Давай поставим на окно две банки с вареньем и Карлсон прилетит к нам!»

— А вам что, сложно банку поставить? А потом вместо нее другую, пустую? Это не обман, а сценарий игры, которую предлагает вам ребенок. Не нужно с детства приучать его к реализму — это со временем сделает жизнь. Пусть как можно дольше остается фантазером, развивает свое воображение! Ведь вы в 20 или 30 лет не пришли к своей маме со слезами: «Ты меня обманула! Карлсона не существу-у-ует!» Тогда получается, что и Деда Мороза нет! Что касается волшебной палочки (которая, как вы понимаете, является фаллическим символом), то кому не хочется ее иметь и творить чудеса? Я бы сказал сыну или дочке так: «У малышей такие палочки бывают только в сказках, а у тебя она появится, когда ты вырастешь. Если, конечно, по-прежнему будешь ее хотеть». На вопрос о том, есть ли волшебный предмет у папы, предлагаю ответить положительно и с примерами: «Вот помнишь, в прошлом году на свой день рождения ты нашел под кроватью машинку, которую хотел? Это папа наколдовал!»

— Надо ли разбирать с детьми сказки после чтения: «Как ты думаешь, почему удалось вытащить репку, когда пришла мышка, разве она самая сильная?»

— Ну, репка, как вы понимаете, это плод, который рожался, рожался да никак не мог родиться, а земля — это мать. Толпа народа помогала роженице... Ну да, можно рассказать ребенку про дружбу и взаимопомощь, провести параллель между мышкой и ребенком. Мол, когда ты нам с папой помогаешь, все у нас получается. А вообще прежде чем препарировать сказку, трезво оцените ее — может, в ней и нет ничего, что требует объяснений. И почаще слушайте своего ребенка — он сам так или иначе скажет, что ему надо.


Гербарий для крохи   21:09   30-01-2008
Кто из любознательных малышей не любит собрать во время прогулки букетик полевых цветов? Цветы простоят пару дней в вазе и вянут, вызывая огорчение юного натуралиста, а нередко - и слезы. Но есть простой выход из подобной ситуации. Если растения засушить, они будут храниться очень долго и радовать малыша своими веселыми красками. Речь идет о гербарии.Юлия КаспароваСобирая растения, ребенок запоминает их названия и то, как они выглядят. Неко...

Мама, я – сам!   15:21   30-01-2008
Приучаем ребенка к самостоятельностиВаш малыш, кажется, еще только недавно научился говорить, а уже гордо заявляет: «Я сам!» В ребенке просыпается личность, и стремление к самостоятельности совершенно оправданно. Бывают и противоположные ситуации. Например, вы торопитесь отвести малыша в садик и на ходу ему бросаете: «Застегивайся сам!» Ребенок, оскорбленный маминым невниманием, требует: «Помоги мне!» Тут важно соблюсти золотую середину, не о...

Мария ШантаренковапсихологМоему сыну 5 лет. Он часто жалуется на своего брата и на ребят из детского сада: то его толкнули, то взяли кубики, то дети брызгаются водой. Воспитательница тоже отмечает эту черту. Мы не разрешаем ему ябедничать, но он, обижается и все равно продолжает жаловаться. Как надо правильно на это реагировать?
Жалобы детей многие родители рассматривают как нежелательную и вредную черту в личности своего ребенка, и, чтобы е...